Category: авиация

Category was added automatically. Read all entries about "авиация".

Хантер

Вводный псто:

Доброго дня.
Это блог Андрея Рене.


Пишу тут лично я.
Перепосты делаю крайне редко и очень неохотно. Читаю преимущественно своих друзей входящих в категорию "подзамок". Собственно, с подавляющим количеством "подзамочных" друзей знаком лично. Однако, бывают и исключения. Читаю друзей много, комментирую редко. "Срачи" не люблю, у себя в блоге за это отправляю в черную книжечку, где обвожу красным карандашиком и оставляю навек, обычно без права на амнистию.

Интересы:
Авиация, история, политика и геополитика, путешествия. Считаюсь сталинистом, что является достаточно спорным утверждением. Родился в Ленинграде и в СССР, в том времени не застрял, но считаю себя все-таки в первую очередь ленинградцем. Добавляю в друзья без вопросов, но так же легко оттуда убираю, если лента журнала оказывается завалена неинтересной мне информацией.

Ранее журнал был напичкан политикой, новостями из горячих точек и прочими жаркими фактами.
В последнее время я понял, что отстаивать свои взгляды в пространстве социальных сетей, - это довольно глупое и непродуктивное времяпровождение. Поэтому, стараюсь наполнять журнал в первую очередь своими заметками о полётах и путешествиях. Мне это приятнее, хотя безусловно играет на уменьшение аудитории.
Впрочем, я не блогер и под окружающее мнение не подстраиваюсь.
И продолжу свои заметки, даже если читать их буду только я.





Collapse )

Из прошлой жизни:

Collapse )

По тэгу "старое" идут записи из предыдущих журналов.

Всегда рад новому интересному общению.
К нему призываю, но не навязываю.


Привет!

я

Снег

Да, снег.
Но всё-таки взлёт, набор до 700 футов и там попадаешь как в банку с молоком. Ориентиры потихоньку растворяются в белизне, видны только близлежащие форты и очистные сооружения Дамбы. Морской город как будто укрыт прозрачным одеялом и только очень-очень четко и опасно топорщатся трубы по курсу. Проскакиваешь над ними и после "второго" попадаешь в белое безмолвие. Льды, снег, облака, нарушаемые лишь шумом двигателя, темной полосой береговой линии Котлина, и приборной панелью. За очередным фортом уже "третий" и поиск на траверзе ВПП прячущуюся среди деревьев.
Пересекаешь оконечность острова, под крылом береговые укрепления и пушки, значит можно делать "четвертый" и заходить на посадку. Малый газ и стена снега превращается в отдельный рой снежинок, как в фильмах про звёздные войны показывают варп-прыжок. Пробег по полосе, полный газ, отрыв и снова по кругу и трубы эти чёртовы выскакивают из под деревьев...
Наверное, если бы я начинал жизнь заново, пришлось бы становиться полярным летчиком. Не сильно я люблю зиму, но зимнее небо - это что-то особенное. Теряешься в нем. И время замирает.
И очень это хорошо.
От винта!

я

Нет покоя.

И не будет покоя.
Товарищ ушел, но собрал вокруг себя группу людей, которых он шутливо называл "учебной эскадрильей".
Так оно и прилипло. Он не зря нас учил, не зря собрал вместе. Мы собрались раз, собрались другой. Общались, думали. И в итоге Колина учебная эскадрилья живет. Мы еще ищем себя, определяем форматы. Но уже наметили путь. Совершенно точно летать мы все продолжим. Это ведь небо, оно сильнее чем всё, что держит на земле. Я для себя определился еще в январе, когда в Крыму, сидя на вершине Ай-Петри увидел всё то, что обычно видел за штурвалом самолета над Балтикой. Тот же ветер, те же волны как стиральная доска, и солнце прорывающее тучи снопами ярких лучей. И видимо мы все достаточно быстро поняли, что не просто так судьба свела вместе. Коля ушел, а мы учим друг друга, делимся знаниями и планируем как идти вперед.

А потому, снова штурвал, снова рык моторов и окрик "от винта"!

Балтика. Остров Котлин. Аэродром "Бычье поле".
Небо.



Collapse )

Хантер

Коле.

Я знаю, есть один потаённый аэродром. Он утопает в зелени и прячется под огромным небом.
Там уже очень много людей. Тех, у кого глаза наполнены небесным светом. У кого горячие сердца и твердые руки.
Людей, которых любят и не забывают никогда. Таких как ты.
Там очень много высоты. Там больше воли и свободы. И знаешь, товарищ. Там еще многие не научились летать. Для тебя там много хорошей работы и всегда есть с кем вылететь на маршрут.

Я поднимаю руку к звёздам. Морозный воздух гасит слёзы.
Прощай дружище, теперь не в крайний, а в последний раз.
Мы все под сенью твоих крыльев. Еще увидимся. Где-то там.
За горизонтом. Где в облаках играет Глория.

Пёс

Двадцатый.

Очень не хватает путешествий в этом году. Прям вот катастрофически. Как воздуха. Давно не выдавалось такого года, чтобы практически безвылазно просидел в городе. Если бы не Кс, не авиация, не небо, можно было бы совсем тронуться. Но самолеты выручили. Вытащили и не дают провалиться насовсем в это болото.
Даст бог, завершим сейчас пару важных дел, которые еще висят грузом этого незаконченного два-ноль-двадцатого и можно будет двинуть куда подальше. Хочется горы и туманы. Или пески и жаркий ветер. Или метель и скользкую дорогу. Что угодно, но подальше. Давайте уже вакцину эту, нахер границы чертовы и к ядрене матери куда-нибудь. Или я точно прикручу к куску фанеры двигатель и свалю своим ходом.
Зреет, копошится внутри упрямство, назревает беспокойное что-то. Пяточки чешутся, хотят лезть по склонам. Двигатель авто урчит недовольно, мало машинке пройденного за день. И круги на самолетах становятся всё шире. Того и гляди границу зацепишь...

Надо уже встряхнуться и в путь.

А пока вот на обезвоженного Самсона посмотрим. Что в Петергофе. В центре парка. На берегу Залива. На краю Моря.
Посреди выключенных фонтанов усыхает на зиму.

Эддард Старк

Сукабудни.

Первый день зимы ознаменовался очешуительной головной болью. Уже вторая таблетка не помогает.
Должен был уйти с работы в 15-00. Ибо отпрашивался. Затем водоворот дел присадил до 16-00. Затем еще.
В 17-00 я уже понял, что могу не спешить. Мушки перед глазами, звон в ушах, тексты расплываются. Привет родимая мигрень, будь ты неладна на все стороны...
Пошел попрощаться с шефом и уточнить пару деталей, в итоге назад и по новому кругу. И вот без двадцати семь, и в целом все что я планировал уже безоговорочно прое...но.
Это с одной стороны. С другой стороны, я все эти авралы обожал еще на прошлой работе, и в целом не скажу что сильно расстроен. Ну сегодня дела не сделал, так завтра сделаю. Не завтра, так после завтра. Ну или нахрен вообще. Вот только башка трещит так, что хоть на стены лезь.
Я это все к чему. Нет возможности повлиять на события - постарайся чуть подправить курс и откинуться в кресле поудобнее.
Иногда помогает.

А пока пробки и домой рано ехать уже поздно, вот еще фотографию выложу.
Я обычно фильтры не применяю, но тут прямо просится. Так что пусть будет, да. И пойду, еще таблетку сожру.
Ибо.

я

Piper 28-180

Проба нового самолёта, для меня пока что как головою в омут.
Наша красавица Цессна 172, сиротливо отдыхает в ангаре с аккуратно извлечённым двигателем. И пока дела обстоят так, Коля раздобыл нам четырёхместный низкоплан Piper 180.
Кроме внешних отличий планера, в целом устройство самолёта не очень сильно отличается от привычной Цессны. Но есть и достаточно серьезные нюансы. Например, я бы очень хотел внимательно посмотреть в глаза тому, кто придумал ручной тормоз. Ну вот движешься ты по рулежке. Ноги на педалях, правая рука на тяге, а левая на рычаге тормоза. И тут тебе нужно немедленно о чем-то доложить, нажав кнопку рации на штурвале... Видимо третьей рукой. Ну или останавливаться и докладывать. Помните ту обезьянку, которая левое ухо правой рукой чесала еле дотягиваясь через затылок? Вот тут на рулежке примерно так же.
Отдельная лебединая песня, это рычаг закрылков. Ну вначале его нащупать надо на полу. А затем, как ручной тормоз тащить вверх. На посадке ажно три положения, до угла в почти 90 градусов. Он кстати и похож на ручной тормоз. Длинный и тонкий. С набалдашником. Будто на Газ-69.
Ночная подсветка тоже оставляет желать лучшего. Лучи от лампочки сверху сзади очевидно не пробивают корпус пилота, и несколько очень важных приборов в темноте совершенно не видны.
Но это о минусах.
А вот среди плюсов - 180 кобыл под капотом, хорошая мощь и маневренность и безудержный набор высоты (хотя и потеря оной высоты тоже быстрая). Я вылетал вчера трижды. Утром на конвейеры, днем на маршрут вокруг города, и ночью снова на конвейеры. Утром всё шло достаточно гладко, без потерь. Хотя, держать этот самолет на одной высоте, реально сложно с непривычки. Буквально несколько секунд, позыреть по сторонам, смотришь на приборы, а уже плюс 200-300 футов, блин. И почти не чувствуешь. Но зато его классно в вираж класть. Прям ощущение, будто на истребителе летишь. Вжух сплошной. Стремительный. Полет вокруг Петербурга понравился, хотя на этом Piper не притормозить как на Cessna, и не "зависнуть" в воздухе, чтобы осмотреться. Впрочем, я не пробовал.
А вот ночью было весело.
Инструктор говорит, что расстраиваться незачем, ибо самолет незнакомый, скорости иные, и управление. Но пару знатных косяков я отмочил. Про мелкие молчу. Вообще, в такой темноте мне еще не доводилось заходить на посадку. Видно только огни, а момент касания ВПП - всегда неожиданность. К такому меня в школе на физкультуре не готовили, оттого слегка потерялся. И как-то раз нашелся уведя самолет со в целом вполне приличной глиссады в сторону аэродромной диспетчерской. И ладно бы в воздухе, так нет, почти коснувшись земли.
Словом, если бы Коля не дал полную тягу, полагаю я мог бы изрядно изумить РП, атаковав тараном вышку...
Нет, вы представьте только. Рабочий день закончен, сидите пьете чай. И тут взбесившийся Андрюша, на полной скорости влетает в домик. Незваный гость, он ведь хуже татарина, как известно. Короче, радости мало. Так и весь чай расплескать можно.

Ну ладно, я может и преувеличиваю слегка, но тут реально пришлось повременить с посадкой, до следующего захода.
Хотя удивило чувство азарта и некоторой злости. Это когда ты заходишь на третий, скорость гасишь, закрылки выпускаешь, подогрев включаешь, насос дублирующий. А у самого скулы сводит и зубы скрипят от собранности. Думаешь: нет ведь, врешь! Посажу тебя правильно, а то позорище какое-то! Ну и даже поначалу что-то выходит...

Но это я увлекся опять. Потому что лапки до сих пор сжимаются от азарта, и уже хочется повторить ночную вылазку и повторить с учетом наделанных и выявленных ошибок. А вообще славно пролетели. Маршрут снова уже привычный. Гатчина-Пушкин-Павловск и дальше огородами прямо до башни Миллера. Ну и потом через ЗСД, Маркизову лужу, Петергоф и Ломоносов - назад на базу.

Пролетали Пушкин, вояки разрешили краем полосы пройти. Грузили что-то на аэродроме. Красиво. "Дождевик" дал добро. Парк Павловска, где деревья расставлены в виде театральных декораций. Кресты новые стороной прошли. Ну и над теплицами за Невой покружили. Футуристический совсем вид. Как будто под землей база НЛО располагается, и в огромных прозрачных чанах плещется плазма. А в качестве камуфляжа пара тракторов. Вот только дымка была сильная. Оттого фотографии вышли не очень. Но чем богаты...

Короче, пробовать другие аппараты, это хорошо. Но надо уже хоть чуть-чуть на чем-то руку набить, а то иначе сплошной конфуз и недоразумение как у меня. Впрочем, альтернатив немного, и теперь впереди вообще 150-ка. Но это в следующий раз.

А сейчас,
пора
спать.




Collapse )

Хантер

Лада-сервис

Цессна 172 с замечательным бортовым номером 1924 вставала на длительный ремонт. Мы все были слегка опечалены этим фактом, но знали что инструктор обещал на время ремонта пересадить нас на «стопятидесятку».
Я пил чай. Дверь каморки у аэродромного кафе распахнулась и залетел Коля.
- Андрюха, у меня отличные новости! Я раздобыл нам новый самолет!
- Круто! А что за марка?
- Низкоплан, не как цессна. Но зато четырехместный, как 172-я. Но есть нюансы.
- И в чем же они заключаются?
- Пойдем просто покажу, - ответил Коля и мы пошли по рулежке к ангарам.
У синих дверей стоял странного вида пузатенький самолет, цвета серебряный металлик.
- «Лада-Сервис»! - сказал Коля.
- Что «Лада-Сервис»? - поинтересовался я.
- Название самолета ПРАМ ЧС «Лада-Сервис». Как Цессна или Пайпер, понимаешь? Но этот не цессна, не пайпер, а Лада-Сервис. С восьмиступенчатой коробкой передач.
У меня еще от названия нехорошо заныло под ложечкой. Особенно после ПРАМ ЧС вот этих. А после сообщения о коробке передач, совсем дурно стало. Коля между тем откинул назад фонарь кабины и мы заглянули вовнутрь. Между парой передних сидений прямо под РУДом действительно расположилась ВАЗовская ручка переключения скоростей. На приборную панель кем-то была небрежно накинута грязная овечья шкура мехом наружу. А под приборной панелью, чуть ниже тумблеров, в сторону сидений кресел выдавался выступ, выглядевший как крышка от старого фортепьяно. Я совершенно ошалев от информации спросил.
- Коля, а это вот обязательно? Вот эта вот коробка передач? Как можно одновременно управлять самолетом, РУДом и переключать передачи???!
- Не ссы, Андрюха! – Радостно поведал инструктор. – Это же перспективная Российская авиационная модель частного самолета! «Лада-Сервис», всё предусмотрено! У них есть и «автомат»!
- И где же? – Упавшим голосом поинтересовался я.
- А вот! – Сообщил Коля и жестом фокусника извлекающего за уши из цилиндра кролика, откинул крышку под приборной панелью.
Под крышкой тускло отсвечивали восемь фортепьянных клавиш…

И тут я проснулся.

я

Скорость.

Очень обманчивая это штука.
Вот едешь ты на аэродром ранним утром, солнышко встает над дорогой. Ветер свистит, мотор гудит временами даже кажется что надсадно. Притапливаешь, обороты подтягиваются к четырем тысячам, и уже надо сдерживать себя, незачем движок гробить. Да и вот-вот перевалишь (а местами и нарушаешь нечаянно) ту отметку в плюс 20 км/ч после которой уже прилетают тебе по почте "письма счастья", слегка облегчающие семейный бюджет. Ну его...
А вот ты сидишь вторым номером в цессне товарища еще недавнего учлета, и так как за штурвалом он, можешь не только следить за приборами, но и смотреть по сторонам. Крутишь головой и подмечаешь, как медленно самолет производит заход. Закрылки - тридцать, скорость шестьдесят-шестьдесят пять миль в час, мы идем по глиссаде и кажется почти стоим. Медленно покачивая крыльями идет выравнивание, чуть ниже неохотно приближается трава перед полосой, совсем черепахами проползают мимо нас верхушки елей и только штурвал товарища интенсивно работает.
Касание, пробежка, закрылки десять, полный газ, аэродром мелькнув исчезает, двести футов, закрылки ноль, а мы снова уходим вверх к небу как зебра расчерченному ослепительно белыми полосками облаков. И после шести сотен футов, все снова как в сказке про белого бычка начинает замедляться. Тяга убирается, скорость снижается, закрылки выпускаются и самолет плавно клюнув носом идет от третьего к четвертому. Плавно покачивает как на лодке в спокойном заливе...
А вот уже я на глиссаде. Время растягивается, за секунду происходит столько всего, что отреагировать успевает разве что тело. Тут скорее как в байке про сороконожку, которую спросили с какой ноги она начинает шаг, после чего насекомое задумалось, упало и не смогло подняться. Рефлексы. Мозг подает импульсы, тело работает. А мысль у начинающего пилота - достаточно концептуальна. Глобально осознаешь проблему и тогда тело откликается. Не осознаешь - имеешь непосредственную тенденцию и все шансы на то, чтобы разложить самолет по полосе или вообще где-нибудь сбоку. Но я отвлекся. Заход, пробежка, взлёт, набор. И от второго к третьему кажется, можно даже покурить. Снизу лошадки бегают, облака красивые, деревья всякие растут вот ведь диво! Но вот третий, доложился и стремительным домкратом понеслась такая центрифуга событий, что потом сидя с тетрадкой и половину вспомнить сложно...
А вот еще чай в аэродромном закутке. Сидишь, потягиваешь, ленишься. С пилотами умными беседы ведешь. Запоминаешь что-то, или сам рассказываешь. Обмен информацией - прекрасное времяпровождение. Сплетни опять-таки. Тут залетает инструктор Коля выбросивший над Лахта-центром пачку очередных любителей покататься, и у тебя времени минута в один-два глотка втянуть в себя чашку, затолкать в глотку недоеденный пирожок еще недавно казавшийся таким маленьким на прилавке аэродромного кафе, а теперь внезапно приобретший размеры Ктулху, и пнуть самого себя под задницу по направлению к самолету.
Ну и вот ты уже налетавшийся, с прекрасным настроением подходишь к машине, прогреваешь мотор, включаешь музыку и давишь на газ.
Давишь на газ.
Давишь.
На.
Газ.

Да ну, нелегкая! Сломалась что-ли? Не едет же, млят.
Молнией взгляд на спидометр и обороты. Обмираешь. Притормаживаешь. Опускаешь руку на колено и так прям ласково придерживаешь ногу. Шоб не давила больше. Не смела, тварь! Потому что аэродинамическими свойствами цессны моя тойота пока не обладает. А вот поди же ты, чуть не взлетела на грунтовке...

Время и скорость шутки относительные. Знаю точно. Изобретатели часов и спидометров, конечно постарались как могли порезав это измерение на части. Но объективности в тех цифрах ни на грош. Вот сами прикиньте с какой скоростью выходные пролетают. А как со временем на сон? То-то же.
И я о том.

Carpe diem, бро. Carpe мать его, diem.




Collapse )