Хантер

Когда деревья стали высокими.

Неожиданно стало очень тихо.
Только размеренный свист ветра за фонарем кабины самолета. Двигатель молчал как буддист принявших випассану и не подавал признаков жизни.
Сердце гулко ухнуло, пальцы рук стали влажными, а голова прояснилось и превратилась в огромный гудящий калькулятор.
Нет, не от красоты момента, хотя он был бесспорно чудесен. Солнце заливал ярким светом приборную панель и отражалось от поверхностей так, что даже темные очки не спасали. Летательный аппарат тихо снижаясь плавно скользил над осенним лесом. На горизонте виднелось какое-то поселение, а чуть справа обозначилось небольшое поле, разделенное на квадраты лесополосами.
Но пятая точка возомнив себя отдельной от остального организма и весьма легкоатлетичной, выполнила жим. И еще один. Два жима подряд. Вспомнила, родная, что когда-то на взлёте у меня уже такая тишина случалась. И дальнейшее развитие событий было весьма неприятно. Самолет разложенный по снежному полю чинили еще пол года. Одно радовало, что тогда управлял машиной не я, да и виновник потом нашелся. Не приходилось лично переживать из-за разобранного самолета. Воспоминание пронеслось в одно мгновение и перемешалось в голове с чем-то типа "ептваюжежмать!". Я повернул голову и внимательно так, пристально и вдумчиво посмотрел на инструктора.
- Садись. - Просто сказал Саша.
- Ок, - Ответил я. - Мать, мать, мать! - Громко откликнулось эхо. Как много в этом слове...
Полянка уже была под носом. Дел было не так уж и много. Чуть-чуть скорректировать курс, выдерживая оптимальную скорость в 90 км/ч, снизится и сесть. Удивлению моему не было предела, когда вопреки молча вопящей совокупности организма, я вполне пристойно, ни разу не уронив самолет, и даже не сильно потревожив шарик, снизился к земле до пятнадцати-двадцати метров. Собственно, я уже и садиться решил, уж коль пошла такая пьянка. Но, разумеется, Саша гораздо более разумный человек до кучи обремененный еще и инструкторством над недалекими и недальновидными цыплятами типа меня, - решил иначе. Чихнул двигатель и мы незамедлительно ушли в набор высоты.
Я сидел за ручкой и в мыслях самодовольно посматривал сам на себя в некое видимо только мне зеркало.
- Вот ведь умница какой. Справился. Надо же. А вы думали!
- Ну не совсем бревно. - Сухо откликнулся на мой мысленный триумф Саша и аккуратно так снял меня, с воздвигнутого самому себе постамента.
- Привыкай, теперь так будет всегда. В любой самый неожиданный момент. Во время упражнений. В спокойном состоянии. В неуравновешенном. Днем, ночью. Да-да, и ночью. Я буду неожиданно выключать двигатель, а ты должен будешь сесть. Найти место и сесть. А твоя задача всегда знать куда садиться.
Бог мой, сколько раз я сам рассказывал, что в воздухе на СЛА всегда надо знать куда садиться. Но одно дело рассказывать, а другое дело исполнять и делать это постоянно.
Я вспомнил о своей обязанности в следующий раз, лишь тогда, когда двигатель снова замолчал и сделал это над глухим лесом. Леса было много. Значительно больше чем высоты. Мысленно прокляв все на свете и особенно свою невнимательность, я вывернув шею и углядел сзади справа просвет. Стараясь удерживать необходимые скорости выполнил разворот и пошёл в сторону поля. Снова никто не пострадал, но меня одолевали сомнения.
Верхушки деревьев перед полем неотвратимо приближались, машина снижалась и уверенности не было. Глазомер глубоко вздохнул, зажмурился и как экзальтированная дамочка отказался работать.
Я снова внимательно посмотрел на инструктора. Саша правильно понял мой невысказанный вопрос и коротко ответил.
- Пролезаем.
Я выдохнул и продолжил планирование.
Моя любимая поговорка не сработала. Деревья снова стали высокими. Да какими блин! Я впервые в жизни подумал, что они могли бы расти и пониже. И вообще, тут в небе лётчики летают, не протолкнуться. Птицы всякие, мошки в количестве. А эти, зелёные, рыжие и золотые, растут тут понимаешь. Высоко растут! Разраслись! Разростались!
Вжух, и снова ровно заработал двигатель. Полностью отдавшись процессу контроля приборов и личным обидам на чёртов лес, я просмотрел момент, когда перевалил такие опасные макушки и устремился к полю.
И снова я набирал такую милую и славную, такую хорошую и родную высоту, а деревья опять стали маленькими, низкими и красивыми и уж совсем нелепым казался тот факт, что ещё минуту назад я не представлял чудовищ опаснее осенних клёнов, берёз, осин и елей.

Наверное окончательно я усвоил этот урок, не тогда, когда несколько лет назад отстегивался от ремней и проваливаясь в снег вылезал из разложенного по полю самолёта. И даже в этой истории с замолчавшим по воле инструктора движком лишь пришло понимание некоторой опасности, которую таит в себе лес, кустарник и маленькие жизнерадостные коробочки домов с их заборами и электропроводами.
Окончательно все стало на свои места уже спустя пару ночей, когда я со смехом проснулся.
Мне снилось, будто инструктор уверяя что все так и надо, затащил меня на круглую жестяную крышку от огромной консервной банки из под кильки, радиусом под три метра и отправил в полет.
Крышка стремительно планировала хищно поблескивая равными краями изуродованными консервным ножом, лес приближался, а инструктор твердил, что мы прекрасно летим.
Я проснулся за секунду до столкновения с огромным, красивым и очень страшным кленом, который неистово жаждал моей крови и призывно протягивал навстречу корявые лапы ветвей.
Засмеялся от нелепости картины и внезапно понял, что жизнь теперь точно не будет прежней.
Некое знание вошло в мою голову, и накрепко пустило корни.
Спасибо Саше с его системой, послушно замолчавшему мотору и осеннему лесу. Не просто осознать и принять тот факт, что иные во многом обыденные вещи, требуют постоянной внимательности от которой может зависит чья-то жизнь.
И безусловно подобный метод терапии, пожалуй самый лучший.
Пациент доволен, врач и учитель иронично матюгается, а я продолжаю свой прерваный на время полет. И солнце ещё не село.

See you!



"Когда деревья стали высокими" - это даже не пять, а шесть:)

Ну и близкое к теме
Как-то раз после обеда, показывая курсанту вынужденную посадку, я обрезал мощность неподалеку от поляны, заросшей травой. Курсант отреагировал быстро, сбросил шаг, удержал скорость и развернул вертолет на поляну. У него все получалось прекрасно. Чего мы, однако, не знали, так это того, что одновременно с нами на ту же поляну заходила еще одна машина. Я успел заметить тень выше нас. Она снижалась быстрее. Когда полозья чужого вертолета приблизились к нашему винту, стало ясно, что выхода нет. Если я наклоню диск винта, лопасти врежутся ему в полозья. Мы уже снижались так быстро, что быстрее было некуда. В последнюю секунду другой вертолет заметил нас и резко отвернул. По моим прикидкам, разошлись мы примерно в дюйме.
Спасибо за название.
А история да, прекрасная =)

Вообще, у меня есть желание записывать как можно больше историй по авиационной тематике.
Слишком мало этого дела. А оно ох как интересно и забавно бывает порой.
Да, название очень сильное.
Ну и вообще - инструктор красавчик )
Инструктор прекрасен, я таких еще почти не встречал.
Он смешал ДОСААФовскую систему обучения и Штатовскую.
И очень выходит понятно и толково.
Здорово! :)
Да, блин, помнить, что мы постоянно ходим под смертью, очень полезно и нужно! Только мало кто помнит об этом. Мне на работе частенько старушка с косой напоминает о своем присутствии. Не далее как неделю назад возле нас упали несколько грузов с люльки фасадчиков, каждый по 12 кг, с высоты 70 м. Один метр и фсё... Тоже взбодрились. :))