Хантер

Lost in translation

Немолодой грек, перекладывающий в кузов старенького пикапа коробки с виноградом недоумевая смотрел на нас, когда мы съехали с горы и притормозили около его машины. Он подошел, и отчаянно жестикулируя выдал нам длиннющую тираду на эллинском, Кс что-то ответила про Аясис, местный указал направление вниз, мы весело помахали ему и двинулись дальше.

Понять его негодование было можно, зная предысторию.
Парой часов ранее, мы остановились на развилке дорог. Одна, очень узкая и крутая шла направо вдоль склона горы.
Вторая, еще более узкая и еще более крутая забирала вверх еще более отвесно, и как не сложно догадаться шла налево. На нее даже смотреть было страшно, а все установленные навигаторы, равно как и бумажные карты напрочь опровергали существование оной. Асфальта разумеется не было, да и местная грунтовка предназначалась скорее для больших джипов и пикапов, но никак не для арендованной малолитражки. Очень хотелось забраться повыше, а повыше было определенно налево. Но справа, из-за горы виднелись вываливающиеся через отдаленный хребет, как пена из испорченной стиральной машины, белоснежные облака. Городок Коронос в котором мы свернули с трассы на горные улочки уже заканчивался и местные жители с большим удивлением посматривали на нашу необычную для этой местности белоснежную "панду".

Как уже упоминал, карта местности об этих дорогах скромно умалчивала, и мы вспомнив пословицу про то, что lingua доведет и до матери городов русских, решили попробовать счастья с местным кирие. Я вызвался разузнать путь и отправился к задумчивому греку у пикапа с виноградом. На английском поинтересовался дорогой на вершину довольно высокой горы находящейся неподалеку. В ответ получил длинную тираду на греческом. Задумался. Попытался объяснить на английском но уже совсем примитивно. В ответ, снова греческий.
Мы задумчиво посмотрели друг на друга.
- Ду ю спик инглиш? - додумался поинтересоваться я.
Вот тут то и случился мой очередной языковой коллапс. Собеседник не знал даже этой мультинациональной фразы. Это фиаско братан, всплыло откуда-то из подкорки.
Грек выговорился, приумолк и мы стали разглядывать друг-друга еще внимательнее.
Наконец плюнув на все условности, я выдал тираду на чистом русском, сопровождая ее характерными жестами:
"Я и моя девушка" - Бью себя в грудь и показываю на машину с Кс.
"Едем на машине" - Изображаю гул мотора и процесс руления.
"И ищем дорогу" - Показываю на оную под ногами.
" На вершину горы, монтайн, понимаешь?" - Складываю руки треугольником и показываю на горы справа от нас.
Мужик всё понял. Сразу и все.
Далее уже он на чистом греческом объяснял мне, что на вершину нам ехать налево и вверх. А если направо, то тоже вверх, но на искомую вершину мы не попадем, дорога в другое место уходит. Тоже на вершину, но на другую. Κατάλαβες?
Мы поняли друг-друга, я сердечно поблагодарил и уже собирался вернуться к машине, когда грек вытащил из кузова пикапа несколько огромных гроздей зрелого, безумно вкусного винограда и преподнес нам.
Было немножко неуютно, что кроме улыбок и теплых слов отблагодарить его было нечем. Но виноград был фееричен.
Не понимаю, почему небожители питались нектаром и амброзией, по мне так несколько таких гроздей в день, и жизнь прекрасна.

Мы помахали рукой, и... поехали направо. Налево, было совсем стрёмно. Мы же уже попадали в пару историй, когда машину приходилось вытаскивать из весьма непростых даже по российским меркам мест. Ну, а "панда" не коза, по отвесным стенам не лазает. Дорога же слева постепенно переходила в вертикальное положение.

Дальше были горы, море, острова на горизонте. Как обычно для Греции, петляющая в скалах дорога на практически километровой высоте. Какие-то ограждения за которыми бродили стада баранов под охраной огромных шерстяных собак с кожаными носами и осипшими глотками, странные полуразвалившиеся каменные лачуги на склонах и облака.
Мы ели виноград, останавливались, пешком заходили в облако не прибегая к помощи бобовых и дышали необычно влажным и прохладным воздухом. Иногда застывали на особенно отвесном склоне, откуда открывался очередной прекрасный вид на Кикладские острова. Я гадал смогу ли разглядеть с вершины остров Санторини, а Кс балансировала на камне падать с которого совсем не стоило.

Нагулявшись мы сели в машину и спустились назад на окраину Короноса, где и встретили нашего грека, искренне возмущенного тем, что я совсем неправильно его понял по части направления. Учитывая наши обоюдные лингвистические способности, я не стал ничего объяснять, и просто дружелюбно махнул рукой. Ксю же что-то отвечала про Аясис.

Уже много позже я спросил у нее, о чем они общались, ведь спрашивал то он на греческом.
- Он же решил, что мы заблудились и спрашивал где мы живем. Я ответила, что в Аясисе, и он показал куда ехать.
- Логично, - подумал я. Хотя сам разумеется тогда ничего не понял.
Зато до сих пор не могу забыть дороги в облаках, склоны гор, изрезанное лагунами побережье Наксоса и вкус того подаренного греком немытого винограда из кузова старенького пикапа.

Впрочем, не только Наксос. Вся Греция она такая. Земля сотканная из ветра, соленых волн, жаркого солнца и звуков бузуки.



























Не то слово.
Это на Наксосе. А вообще мы в этот раз по бездорожью ударили круто.
Машину взяли в Салониках, сдали в Афинах. Обогнули полуостров через Каламбаку, Левкаду, Патры, Коринф... Были на Ионике, на Эгейском.
Из Афин ушли паромом на Наксос.

Словом поездка вышла оччень неплохая. Только по материковой греции больше 1000 км накрутили.
Супер! :)) Второй раз читаю, и всё хочу спросить: "Почему в Греции стреляют из базуки, что она везде звучит?!"
Дима, бузуки.
Это прекрасный музыкальный инструмент.
Что-то среднее между гитарой и балалайкой.
Если ты есть в вк, могу накидать там классных мелодий.