Хантер

Дневниковое

Ночью в субботу мы бродили в полях.
Вдали, из лесной перемычки между влажным, покрытым росой полем и большим озером, нам навстречу выползал туман. Туман был вязкий и густой. Громадной медузой он обтекал деревья, и выплескивался в ложбину перед лесом. Казалось, что в нем вот-вот вспыхнет вереница факелов и перед нами, как перед "тринадцатым войном" Ахмедом ибн Фахдланом с викингами из чащи выйдет варварское войско пожирателей трупов, маскирующееся под древнего дракона.
Поле по которому мы шли спускаясь к лесу, было словно предназначено для сражения. Остроты подливали силуэты водонапорной башни и небольшого замка очередного нувориша с другой стороны поля.
Но поле закончилось, случился лес с запахом земляники.
По краям дороги росла изрядно прореженная туристами малина.
Кто-то из палаточников собирал в старенькую иномарку дрова, закончившиеся у берега.
Тут пахло дымом костров, шелестел ветер и викинги отсутствовали.
Мы дошли до подмытого дождями берега и присели на поваленное дерево. Было тихо и красиво. Туман с призрачными войнами прошлых лет остался где-то в стороне, за гранью воображения.

Было душно. Где-то в стороне наверняка бушевала гроза.
Мы пошли в сторону дома, но не успев пройти и половину лесной перемычки, развернулись и вернулись на берег забрались в ночное озеро.

А потом я сидел на дереве, задумчиво курил и смотрел как Кс, длинноволосой ночной русалкой резвилась в озерной воде, внося разброд и трепет в сердца незадачливых туристов так некстати оккупировавших палатками лесной берег неподалеку.

Затем, мы полями шли домой, в промокшей одежде под теплым ветерком июльской ночи и светом половинчатой луны, и успели обсохнуть еще не дойдя до дома.