Хантер

Лтбр

За городом лежит снег, наглые, отожравшиеся на бабушкиных семечках снегири с грациозностью падающих утюгов срываются с веток деревьев и шмякаются на подоконники сотрясая дома требованиями предоставить еды, а солнышко нещадно жарит сквозь толстую кожу дублёнки.
Бродили сегодня по полям со слегка подтаявшим и оттого еще более крепким снежным настом, скользили на ледяных тропинках в лесу, гуляя вдоль железной дороги от которой умопомрачительно пахло шпалами и креозотом, и наконец выбрались на берег Вуоксы.
Я устало взгромоздился на подмытые корни нависшего над небольшим обрывом дерева и закурил, а Ксю воспользовавшись моментом засняла меня в процессе отдохновения.
Деревья качались, ветер соответственно дул, и создавалось ощущение полного присутствия у шумного лесного водопада.
Позже, Ксю проделала мой же путь по корням дерева и мы уже вдвоем болтая ножками зависли над оледенелым озером, желающим глубоко плевать на весну, апрель и плюсовую погоду. Не было ледокола, не блестела вода и только два квадроцикла вынырнувшие из-за мыса сломя голову укатились куда-то в снежно-ледяную даль. Я рассеяно проводил их взглядом думая о японских камикадзе, о Кодексе Бусидо и о сеппуку, подставляя лицо весенним лучам. О чем думала Ксю я не знаю. А по песчаному склону полз маленький паук в поисках еды.
Хотелось цветущих яблонь, зеленой травки и немного шашлыка, но и без них было хорошо.
Лучше, чем было бы в городе. Потому и уезжаем почти каждые выходные. Чего и вам желаю.