Хантер

Дневниковое.

Я остановился у обочины на набережной.
Светило солнце. Небо было пронзительно голубое. Где-то в безумной вышине неспешно проплывало белое, с темными отливами облако.
И на его фоне что-то странно рябило, вызывая ощущение обмана зрения. Я протер глаза, и сфокусировал взгляд. Оказалось, что это далеко вверху, под самим облаком кружили маленькие белые точки чаек. Кружили плотно, как торнадо над Айовой или Небраской.
Из динамиков автомобиля бессмертный Юрий Визбор что-то пел про Тихоокеанскую звезду.
Время замерло, застыло и слилось в плотный клубок какой-то вязкой антиматерии.
Солнце, небо, чайки.
Много лет строящийся храм неподалеку добавлял ощущения вечности в этот момент золотым отливом своих куполов.
Небо, люди все эти идущие мимо меня, голос Визбора.
Всё это было.
Были волны, было солнце и была эта набережная.
Чертова куча событий уже произошло. Годы скомкались, перемешались в причудливый узел, в скомканный и выброшенный шерстяной клубок долбаной мойры Клото. Где-то громыхали войны, зеленели луга на курганах, опадала листва и снова зацветали цветы на склонах холмов. Мелькнул и канул в небытие черный парус Тесея, крестоносцы покинули Иерусалим, Вояджер-1 ушел за пределы Солнечной системы.
Я пришел в этот мир недавно и не думаю, что надолго задержусь. Никто не задерживается надолго. Лишь мгновения по меркам этой Невы, этого неба и этих кружащихся чаек.
А я сегодня здесь и сейчас вечность.
Замерший мир, весна.
Вечная весна...
Завтра всё конечно закончится.
Будут лето, моря, дальние дороги.
Но через года или через десятилетия я снова окажусь здесь, на этой набережной.
И все будет по прежнему. Солнце, небо, люди идущие мимо, нити судьбы и эти чайки на фоне облака.
И конечно, из динамиков будет петь Визбор.

(запись из бумажной книжечки без проставленной даты)

Спасибо.
Вообще, я крайне редко свои записи "от руки" сюда перепечатываю.
Они на мой взгляд несколько интимного что-ли свойства...