Тень комиссара

Чекистам

Иногда вот сижу за кружкой чая и жалею, что не пошёл когда-то, много лет назад туда работать, когда возможность была. Иногда. А потом, включаю телевизор, смотрю на парады чёрных гелендвагенов и уже совсем-совсем не жалею.
Это я к чему.
Есть у нас и священники-педофилы и продажные коммунисты, и либералы готовые за свой кусок пирога утопить в крови всю страну. В любой профессии и сфере предостаточно отступников, клоунов и мерзавцев. В любой и везде. Незачем тыкать дрожащим от негодования пальцем в окружающих и со слюной у рта кричать что это все только у нас. Это есть у всех. В мире.
Есть у нас и госбезопасность.
Такая какая есть. С парнями, что отстреливаются до последнего патрона где-нибудь на Кавказе и с теми, кто крышует бизнес. Разная.
Но есть.
И уже это неплохо.
С праздником, товарищи чекисты.
Не забывайте, что ваша служба, - она возлагает огромную ответственность. И стоит обзавестись чистыми руками, горячим сердцем и холодным разумом наплевав на все остальное.

PDtbQ3u7goY.jpg
Вот меня удивляет живучесть прозвища «чекист». Пусть на этом памятном знаке названия ведомств перечисляются в строчку на одном флаге, но ведь очевидно, что преемственность очень условная. ВЧК упразднена в 1922 году с передачей полномочий ГПУ при НКВД РСФСР. Конечно, в 1920-х годах было немало действующих и бывших чекистов, но к 1938 году, пожалуй, не осталось ни одного ни на службе в НКВД, ни на пенсии. И это неспроста, такова была государственная политика. А уж к настоящему времени тем более не осталось никого. Однако служащие ФСБ (и сочувствующие им) с упорством продолжают употреблять это прозвище. На мой взгляд, делают это совершенно не справедливо, как с точки зрения славных деяний (есть и такие), так и неприглядных (есть и такие). Вероятно, это попытка примазаться к чужим заслугам или к чужой традиции? В то же время никому не приходит в голову называть «красноармейцами» военнослужащих вооружённых сил РФ, а стрелка мотострелкового отделения называть «стрельцом» или «мушкетёром». Все понимают, что это было бы нелепо, хотя здесь исторической преемственности как раз больше, чем в предыдущем случае.