Араб

Восточный аромат Аль-Кахира.

Очень люблю старину Джеймса Олдриджа.
"Дело чести", "Не хочу чтобы он умирал", "Охотник". Кстати, самое известное его произведение "Последний дюйм" так полюбившееся нашему читателю, - я так и не смог понять. Не зашло, как в своё время не зашёл "Маленький принц" от Экзюпери (в противовес "Планете людей", "Ночному полету" и прочим произведениям) и как не нашла в свое время понимания "Чайка" Ричарда Баха.
Несколько лет назад отец подсунул мне книгу "Каир. Биография города". Взяв её в руки я с удивлением прочитал на обложке имя любимого автора Джеймса Олдриджа. Это оказался замечательный труд, на написание которого Олдридж потратил несколько лет. Готовя книгу для американского издателя автор сначала пару лет не вылезал из Британского музея в а в итоге перебрался в сам Каир. И когда перелистываешь страницы биографии города, как будто переносишься туда, на пыльные и серые улицы огромного арабского мегаполиса.
История всегда притягивает. А роль зыбкой трясины опасной для случайного путника играют знакомые места.
Помню, как-то раз, уже не в первый раз оказавшись в Каире я остановился на верхнем этаже высотного отеля на окраине города. До отеля я ехал долго, очень устал от жары и тяжелой дороги и уже мало что соображал. В номере я упал в кресло, вытянул ноги, выпил виски из бутылки и задумчиво посмотрел на странную зашторенную стену. Встал, раздернул шторы и замер перед панорамным окном во всю стену.
За окном, лежали окраины Каира, Гиза и вставали огромные силуэты пирамид проступающих посреди этого пейзажа каким-то диким, нереальным сюром в сумерках вечера. Внизу шумел огромный город, а за окном вне времени застыли тысячелетние сооружения. Пирамиды я видел уже не раз, но тот неожиданный момент "здесь и сейчас" своей неожиданностью поверг меня в состояние полного оцепенения.
Я сидел в кресле, пил виски забыв перелить его в стакан и проваливался в мысли, одолевающие людей с начала цивилизации. О времени, о вселенной, о своём месте здесь и о прочих бесконечных величинах.
Окно я так и не занавесил, не смотря на то, что довольно скоро на город спустилась ночь чёрная как смола.
Утром была привычная жара, много света, солнца, дорога и дрянная питьевая вода в пластиковых бутылках из магазинов. Арабские торговцы, паршивого качества серебро и все прочие атрибуты местной экзотики которые так знакомы Российским туристам.
Ночь ушла, но ощущения остались.
После, я ещё бывал в тех местах проездом. Но все время мимоходом, быстро.
А жаль.
Теперь, мой список городов в которых я хотел бы пожить ещё хотя бы несколько дней (а он и так не маленький) пополнился Каиром и Александрией. Да и вообще восточные, арабские города вызывают у меня какой-то навязчивый подкожный зуд. Из-за него я как-то раз чуть не сорвался в Дамаск по первому же свистку и до сих пор пожалуй, слегка сожалею что работа там для меня не сложилась. Касабланка, Дакар, Алжир, Порт-Саид, Триполи, Марракеш, Бейрут, Медина, Джедда. Эти названия притягивают даже простым звучанием. И когда-нибудь в некоторых из них я еще окажусь. Уверен.
Ну вот.
Выговорился.
А тёмные пирамиды за панорамным окном - остались, когда прикрываю глаза.
И потому, я точно знаю что именно я буду читать сегодня вечером.

IMG_7455-08-12-17-11-28.JPG