Араб

Сирия, что это, Бэрримор? Part I

Некоторое время назад, я встречался со своим приятелем, сирийским журналистом по имени Омар Бессам.
Товарищ, поделился довольно любопытной информацией, которая в некотором виде отражает события, происходящие в Сирии. Так как я всегда большее внимание уделял Новоросии и ДНР с ЛНР - в Сирийском вопросе, я совершенно не разбирался. Благодаря же пояснениям многоуважаемого Омара Бессама, туман перед моими глазами слегка развеялся и теперь, я по следам его рассказов попробую написать несколько дилетантских статей по поводу что же там все-таки происходит, что там делает Российская Федерация, каковы основные акторы и перспективы развития.
Я хочу начать с целей военного присутствия РФ в Сирии. Особенно интересно мнение сирийского журналиста тем, что он делится своим виденьем непосредственно оттуда, с театра военных действий. Надеюсь, мне хватит усидчивости продолжать статьи в том же ключе, потому что хотелось бы по итогу увидеть такую небольшую виртуальную азбуку и сформировать комплексное видение по сирийскому вопросу. Словом, приступим:
Итак, на сегодняшний день, прошло более года с начала Российской военной операции в Сирии. До сих пор, Россией не были четко сформулированы цели и задачи военного присутствия. В целом, основные моменты, которые подчеркивает российская пресса – это некая борьба с террористическими организациями, такими как ИГИЛ (запрещенная в РФ организация) Ахрар аш-Шам, Джейш аль-Ислам и другими, однако еще раз подчеркнем тот факт, что властями РФ четкие разъяснения по поводу военного присутствии в Сирии до сих пор даны не были. Для начала, мы хотели бы рассмотреть именно цели и задачи, которыми руководствовалась РФ, направляя свои войска на помощь режиму Башара Асада.
На наш взгляд, наиболее внятно задачи российского военного присутствия в Сирии изложила газета Нью-Йорк Таймс в статье от 24 февраля 2016, «Russia wins policy points. Now what?» в которой определила пять основных целей начала операции в Сирии, которые в целом оказались, выполнены. Это такие цели как:
- Предотвращение смены режима в Сирии из-за внешнего вмешательства; разрушение планов Вашингтона по изоляции Москвы; доказательство, что Россия более надёжный союзник, чем Соединённые Штаты; демонстрация нового русского оружия; предложение нового внешнеполитического спектакля российской публике, утомлённой от войны на соседней Украине. В целом, если оставить без рассмотрения «политкорректность» некоторых высказываний, в целом задачи вполне оправданы. Однако отсюда из Сирии мы бы изложили их несколько иначе:
1. Спасти дружественный РФ режим Башара Асада;
2. Отвлечь внимание мирового сообщества и населения РФ от событий на Украине;
3. Испытание российского оружия.
4. Прекратить возможную реализацию газопровода Катар-Европа;
5. Борьба с террористическими группировками во избежание оттока их членов в РФ и на сопредельные территории;
Если перечисленные выше пункты 1-3 в целом совпадают с изложенными в NYT, то пункты 4 и 5 требуют раскрытия.
Начнем с проекта Катарского газопровода. Дело в том, что Катар располагается на самом большом в мире газовом месторождении. Месторождение это экспортное и легкоразрабатываемое (в отличии от той же Сибири). И всё бы хорошо, но перед Катаром встала проблема продажи и транспортировки газа в Европу. Конечно, существует технология поставки сжиженного газа, однако технология сжижения настолько удорожает производство, что этот газ на рынке Европы перестает быть конкурентноспособным по сравнению с тем же газом переправляемым по трубопроводам из России. После анализа рынка, у Катара возник проект собственного газопровода проходящего по территориям стран Саудовская Аравия, Иордания, Сирия, Турция и далее в Европу. Очевидно, что появление подобного газопровода совершенно невыгодно российскому «Газпрому». Катар с проектом собственного газопровода неоднократно пытался «подкатить» к Сирийскому правительству еще в 2009, 2010 и 2011 годах, однако, не смотря на его настойчивые и во многом навязчивые предложения, в 2011 году Сирия заключила договор с Ираном об уже иранском газопроводе через Сирию. Это соглашение уже не представляло опасности для «Газпрома», так как иранский газопровод должен был заканчиваться на севере Сирии где газ идущий по трубам проходил переработку в неконкурентный российкому, сжиженный газ. Этого удара Катар выдержать уже был не в силах и вложил огромные средства в поддержку Сирийской оппозиции. В случае победы сирийской оппозиции, в ходе гражданской войны, новое правительство вполне может пойти на уступки Катару расторгнуть соглашение с Ираном и подписать соглашение о строительстве катарского газопровода, что в дальнейшем может крайне негативно сказаться на российском экспорте газа в Европу. Именно поэтому, мы считаем одной из основных целей РФ на Сирийской территории в том числе и недопущение реализации Катарского проекта газопровода.
Над пунктом о превентивной борьбе с террористическими группировками на территории Сирии, в прессе принято смеяться и воспринимать эту составляющую в несколько шутливой манере. Однако хотелось бы остановиться и тут и оглянуться на еще совсем недавнюю историю.
В 1989 году Советские войска выводятся из Афганистана. Через пару лет просоветское правительство было свергнуто, начался новый виток гражданской войны, а окрыленные победой бородатые боевики стали растекаться по миру. И началось. Алжир. Противостояние правительства страны и исламистских группировок, вылившееся в очередную войну унесшую более миллиона жизней. Босния и Герцеговина, где также крайне любопытные события с участием исламистов привели к распаду Югославии. Наконец Чечня с многолетней войной на территории РФ. И так далее и так далее.
Несложно представить себе ситуацию, при которой режим Башара Асада рухнул бы под давлением боевиков. И вот приходят к власти мрачные бородатые исламские оппозиционеры, в число которых на сегодняшний день входят несколько десятков тысяч выходцев из других стран (в том числе и из стран бывшего СССР). И окрыленные такой победой исламисты разъезжаются по домам в Таджикистан, Узбекистан, на Северный Кавказ… Появление тысяч этих оппозиционеров-победителей на территории государств граничащих с РФ, а то и в Российских республиках принесло бы страшную головную боль руководству страны. Как мы видим, и этот пункт весьма актуален и полноправно заслуживает пятое место в списке целей и задач военного присутствия РФ в Сирии.
Итак, если с целями и задачами мы определились, то хотелось бы понимать, достигла ли РФ успеха в их решении и достижении. Определенно да. Дружественный России режим Башара Асада устоял. Внимание от Украины определенно отвлечено, как один из ярких примеров можно привести поход дымящего авианосца «Кузи». Российское оружие испытано и на мировом рынке вооружений пользуется все возрастающим спросом. Вопрос о газопроводе Катар – Европа вообще не стоит. Ну и наконец, боевики в Россию и сопредельные государства не возвращаются. Казалось бы полный успех кампании. Однако мы помним, что в Сирии идет война. А любая война имеет как основной результат или победу или поражение. Здесь же, ни тем ни другим и не пахнет, не смотря на военную поддержку РФ правящего режима. Проблема касается и внутренней и внешней политики России.
Дело в том, что за последние 25 лет руководство РФ совершенно замечательно научилось «замораживать» конфликты. Снова посмотрим назад. Нагорный Карабах – замороженный конфликт. Приднестровье – замороженный конфликт. Донбасс – то же самое. Пожалуй, единственная война, которую Россия полноценно выиграла за последние четверть века – это внутренний российский конфликт в Чеченской республике. Вот именно на этот сценарий буквально молится Сирийский народ и на все голоса просят повторить его здесь. Но, вот что-то желания полноценного победоносного завершения конфликта в Сирии у РФ на сегодняшний день не прослеживается.
Что же все-таки происходит в Сирии и какие силы там играют основные роли, попробуем разобраться в последующих статьях.
Сирия 1.jpg