Хантер

Златая цепь на дубе том.

Давайте отложим вчерашние споры до нового марта,

Дожди, бездорожье и рыжее пламя в системе Декарта.


Жил-был в славном граде Петровом, а может и сейчас живет н-ну хорошо, скажем, Полуэкт. Полуэкт ибн... мнэ-э... Полуэктович... Все равно не помню, как звали. А фамилия была Вяземский. И жил молодой Вяземский да поживал. Работал юристом в одной компании, ездил регулярно в МИ ФНС №15 документы подавал, почти каждый день проходя от Петроградской в сторону улицы Профессора Попова через Вяземский переулок. И всё хорошо было, прекрасно просто. Гинесс потягивал в Шемроке по пятницам вечерами. Песни пел, Высоцкого любил. Ну а потом, как-то раз встретил наш Полуэкт, скажем некую Брунгильду Ивановну. Например, Туманскую.

А Брунгильда та, считала что сама она не много ни мало, княжеских кровей. Аристо стало быть кратических. Голубых тобишь. И женихи ходили в очереди выстраивались, но отшивала всех. Не по кобыле масть. И вдруг на горизонте замаячил Полуэкт. Полуэктович. Вяземский! Это вам не лабутены, это не ривгош с Парижу. Самый ведь что ни на есть потомок! Даже переулок есть имени его фамилии... Ну и всё. Далее любовь-морковь, свадьба, все дела. Но, кукушки у молодой пары напрочь поотлетали. Друзей стали выбирать по чину, знакомства заводить тоже с оглядкой ну и тому подобное. А ведь жил себе Полуэктович и ни сном не духом и не думал, что княжонок. Как у них там дальше жизнь сложилась я не знаю, но кажется маман что-то у молодого Полуэкта не одобрила, и съехали они в итоге на съемную жилплощадь с родимой двухкомнатной вотчины наследственным способом передаваемой. Ну и затерялись в круговерти жизни.
И так вот у нас в России матушке все ведь выглядит-с.
Сейчас ведь куда ни плюнь, почти у каждого третьего молодого задумчиво-меланхолического дрища, прадед из контры, с Врангелем Черное море форсировал и одновременно с Каппелем из Красноярска уходил-с. Сидят, как взгрустнется Пашу Еремеева, тьфу черт оговорился, поручика Голицына помянут, да и бывшего подъесаула до кучи. Взхрустнут багетом, глотнут мадеры и закусят макарони. И вырвется томительный вздох из широкой, да обобранной русской дворянской души. Вот ведь жизнь была у предков!

Выйдешь бывало на балкон, кофию горячего глотнешь за газетой "Сынъ Отечества", гантели потягаешь раз осемнадцать и на коня! А перед тобой уже парк раскинулся с травой росистой, дворец за спиной шумит трудолюбивой прислугой, солнышко светит весело, да карпы в прудах лениво шевелятся. И друзья в первом часу по полудню прискакать должны. А вечор, можно и цыган пригласить, выпить горькой да пуститься в пляс. Или на бал куда. Ну сказка жеж!

Думал я все это вчера. В сумерках, на закате солнца прогуливаясь по Павловскому парку. Бродил по Старошалейной, по Грибной да по Мариинской аллеям. Через мост Кентавров переходя у Павильона Холодная Баня. И подумалось вот. Что хрена с два я бы, Андрей Блинский тут гулял, равно как и прочие посетители парка, если бы проклятые большевики не сделали бы во время оно всю эту красоту достоянием общественности. Да и граждане дворянских кровей, коих в последние времена развелось как тараканов с удивлением беспрестанно констатировали бы тот факт, что почему-то и оных не особенно запускают, что в Царское село, что в прочие дворцы и поместья. Да и сейчас, фиг его знает как оно обернется. Заедет новая аристократия, будет балы проводить, приёмы. Балы, красавицы, лакей, юнкера... Позакрываются потихонечку дворцы да парки для vip гостей и приезжих шейхов, как местами уже стало. И будет всем также славно, как и на заре прошлого века. Когда приблудившийся мещанин безземельный как у Писемского А.Ф. в "Лгунах и бедном" будут удивленно восклицать: "А добрых господ, как прежде было, нынче совсем нет!".
И вот совсем для разрыва шаблона вам мыслишка.
Прогуливаясь по всему этому благолепию, не забудьте большевиков поблагодарить. А пусть и мысленно.
Потому как, кто знает пути истории, если бы не они, может вы сейчас не "поручика Голицына" напевали в Эрмитаже Египетский зал рассматривая, а дворы подметали. Угу-с.
Мое почтение.

pavlovsk_palace1.jpg