Хантер

Вводный псто:

Доброго дня.
Это блог Андрея Рене.


Пишу тут лично я.
Перепосты делаю крайне редко и очень неохотно. Читаю преимущественно своих друзей входящих в категорию "подзамок". Собственно, с подавляющим количеством "подзамочных" друзей знаком лично. Однако, бывают и исключения. Читаю друзей много, комментирую редко. "Срачи" не люблю, у себя в блоге за это отправляю в черную книжечку, где обвожу красным карандашиком и оставляю навек, обычно без права на амнистию.

Интересы:
Авиация, история, политика и геополитика, путешествия. Считаюсь сталинистом, что является достаточно спорным утверждением. С 2012 года - состою в КПРФ. Родился в Ленинграде и в СССР, в том времени не застрял, но считаю себя все-таки в первую очередь ленинградцем. Добавляю в друзья без вопросов, но так же легко оттуда убираю, если лента журнала оказывается завалена неинтересной мне информацией.

Ранее журнал был напичкан политикой, новостями из горячих точек и прочими жаркими фактами.
В последнее время я понял, что отстаивать свои взгляды в пространстве социальных сетей, - это довольно глупое и непродуктивное времяпровождение. Поэтому, стараюсь наполнять журнал в первую очередь своими заметками о полётах и путешествиях. Мне это приятнее, хотя безусловно играет на уменьшение аудитории.
Впрочем, я не блогер и под окружающее мнение не подстраиваюсь.
И продолжу свои заметки, даже если читать их буду только я.


nzY-Qb_xDUA.jpg


НАВИГАЦИЯ ЖУРНАЛАCollapse )

Из прошлой жизни:

НЕМНОГО ЗДОРОВОГО СЕПАРАТИЗМА (ТЫЦ)Collapse )

По тэгу "старое" идут записи из предыдущих журналов.

Всегда рад новому интересному общению.
К нему призываю, но не навязываю.


Привет!

Метки:
Хантер

Медузный псто.

Иногда, понимаешь всю сущность поговорки про молчание и золото.

Вот уже который раз убеждаюсь, что часто, много раз часто, стоит вспоминать о существовании законодательства, ну или хотя бы УПК. Уголовно-процессуального кодекса, значить. А еще о том, что мы с вами друзья обитаем не в Буркина Фасо и даже не в Гондурасе, а в довольно-таки патриархальной и со своими двумя бедами, но в России.
Вот тут взяли горемыку, скажем. Взяли громко и необдуманно. Или необдуманно и громко, что не меняет суммы на итог.
И будучи сторонником спокойствия в государстве, сразу распирает:
- Да так его, паскуду. Херли с ними, с наркоманами яшкаться! Пусть радуется, что не в Китае!
А потом такой задумываешься:
- Вон, у меня давеча Полуэкта взяли, мнэээ, Полуэктовича. Тоже подсунули. Прямо в машине! Уроды, оборотни в погонах!
- Впрочем, Полуэкт-то покуривает временами. Бутылку с дыркой нашли, а потом подсунули. Ну как-то так. Хотя нет, клялся жеж, что не его.
А потом побольше прочитал про Ивана и вообще не остановить:
- Да борец же был! Да против передела кладбищенской земли! Да за стерилизацию сусликов! Да усраться жеж, ведь и за меньшее убивают! Олигарху какому дорогу перешел, и бац!
- Су-у-у-уки!
Ох, я бы наваял. Ух разошелся бы пером! Дрогнули бы. Или режим кровавый или наркоманы проклятые с проститутками, или оборотни в погонах. Кто-нибудь уж точно бы дрогнул.
И ржал бы потом до слез.
Но я лучше, про закаты напишу. Они красивые. Или про дороги. Они длинные. И тоже красивые. Или поработаю. Можно даже и это сделать покрасивее. Ну хоть попробовать.
Потому что:
Во-первых, я помню поговорку.
Во-вторых, я хоть и не по профессии нынче, но с высшим юридическим образованием. И это мне позволяет не делать поспешных выводов, не зная материалов дела. А также напоминает о такой ветви власти, как судебная.
Ну и в третьих, я четко понимаю, что как минимум над одним из бушующих лагерей я сильно посмеюсь в недалеком будущем.
А иногда, как сейчас, - над обоими...

Не спешите набрасывать на вентилятор. Он может повернуть и в вашу сторону. Ну и да, в тишине думается лучше.

Хантер

Ще не вмерла

Красивое поле с лесополосами до горизонта.
Речка извивается. Кусты прибрежные. Палатка, погасший костерок.
Два трупа. Работает полиция України.
Лежат Коломойский и Ляшко. С хорошо разломанными головами.
Ранним утром выехали на рыбалку. Не пили ничего крепче кофе. Со слов очевидцев с противоположного берега реки, они повздорили с соседом, тот их чем-то и порешил. Полицейский несет вещдоки. Подозрение падает на какого-то псковского десантника, рыбачившего неподалеку. Ищи его теперь, как подводную лодку в степях Украины.
Солнышко утреннее пригревает. Роса с травы уже испарилась, но пока не очень жарко. Я прогуливаюсь неподалеку с Зеленским. Президент незалежной очень расстроен.
Доверительно беру его под руку.
- Владимир Александрович, не переживайте так. Без гхм, покровителей, вам может и полегче будет.
- Андрей Андреевич, вы думаете меня смерть этих двух упырей сильно волнует? Я иду и думаю о гораздо более глобальном. Где денег взять для Украины? Бюджета совсем не осталось.
- А вы, Владимир Александрович, не побрезгуйте советом. Много, очень много дров наломали. Не вы конкретно, но так вышло, что отвечать вам. Покайтесь. Понимаю сразу сложно. Невозможно практически. Но, начинайте сдавать назад. Сначала маленькие уступки, затем побольше. Народ попривыкнет. Кто пожарче... Ну вон, как этих. - киваю в сторону усопших. - А Россия добрая. Мы поймем и постараемся простить. Тоже не сразу. И не всех. Но вы же понимаете...
- Да, конечно понимаю. - взгляд становится осмысленным, исчезает туман. - Но денег то откуда взять?
- Владимир Александрович, а вы попробуйте. Хуже чем сейчас - точно не будет. От Донбасса войска отведите, Донецку и Луганску их области отдайте целиком, тут уже никак иначе, сами вы все испортили. Железнодорожное сообщение с Россией наладьте. Военных преступников или выдайте или сами судите да построже. Те кто в Одессе отличились должны в камерах сами собой удавиться. Все до единого. Крым признайте, а то смех, ей-богу. А там - глядишь СНГ, Таможенный союз. Чуть подождать и деньги появятся. Помните, как Януковичу предлагали? Вот-вот. И вам дадут. Только будьте разумнее. Спокойнее что-ли. Вон, на Казахстан посмотрите. Плохо живут что-ли?
Смотрит на меня Зеленский почти с надеждой. Вижу что хочет. Уже созрел до ответа.
- Виноват, - говорит. - Исправимся. Сегодня и начнем.
Машет в сторону полицейского генерала.
- Сворачивайте поиски. За дело укокошили. Трупы в реку и поехали. Работы - море.

И я проснулся.
Который раз сниться, что я некий негласный представитель РФ по разным щепетильным вопросам. Шикарная история с инаугурацией Обамы была, помню. Путин потом орден дал в конце.

И откуда по ночам такая мания величия?

Хантер

Мельтеми.

К концу июля на остров накинулся особенно сильный Мельтеми.
Этот летний ветер Эгейского моря, задувающий с Балкан в сторону Северной Африки, вносит свою «лепту» в жизнь обитателей Кикладских островов и отдыхающих там беспечных туристов. Оставленные вечером на балконах пачки сигарет и зажигалки ночью бесследно исчезают. Небрежно брошенные шляпы или шарфы потом можно долго и безуспешно искать по всей округе, а на пляже стоит очень крепко подумать, прежде чем раскрыть большой зонт или поставить палатку, предварительно не закрепив их понадежнее. Отдыхающие в это время года нередко обгорают до состояния вареного краба, обманувшись сильным и прохладным ветром, после чего расползаются и прячутся под навесами небольших ресторанчиков при деревенских отелях, разбросанных по всему берегу острова. Местные же жители, прежде чем сервировать стол на улице, обязательно накрывают его плотной скатертью, которую разглаживают, не оставляя ни единой складки, и прихватывают огромными прищепками со всех сторон, чтобы и ее не сорвало ветром.
Мельтеми не утихал сутками, дул непрерывно, ровно и мощно, постепенно оттягивая на себя лавры детей Эоса и Астреи. В отеле Николаса Власероса, располагавшегося на самой окраинной точке острова – поселке Аясис, трудились его жена Марианна, сын с дочкой и три наемные девушки из разных уже совсем обнищавших стран, для которых даже небогатая Греция казалась вполне достаточной для достойного заработка. За домами в предгорьях располагались виноградники и оливковые рощи, росли фруктовые деревья. Традиционные белоснежные одноэтажные здания-бунгало с синими крышами были со всех сторон укрыты покрывалом ярко красных цветов бугенвиллии. Ворота отеля находились буквально в нескольких метрах от скалистого берега с небольшим столиком и скамейками на нем, слева от которых притаились две небольшие лагуны, полные мелкого золотистого песка, справа же вдаль уходил длинный песчаный пляж.
Читать рассказ.Collapse )
© AndrewRene 2019

Хантер

На трассе

Выходные заканчиваются, накатали много. Эстония, Латвия, Литва, Финляндия. Морда усталая, но довольная.
Фотка уже с российской трассы в районе Рускеалы, где мы остановились посмотреть на красивый водопад и чтобы визуально оценить последствия промчавшегося за час до нашего приезда урагана.
P.S. Потом расскажу.

Хантер

Мимоходом

Когда на таможне меня спросили куда и зачем мы едем, очень подмывало ответить, что "За спичками". Кто смотрел классику советского синематогрофа - юмор бы оценил. Но, с таможенниками не шутят, шансов что финские пограничники смотрели Гайдая было не много и я воздержался.
А теперь мы в Йоэнсуу. За окном не на шутку разгулялась гроза, а ноги прям подрагивают от усталости. Находили сегодня весьма немало.
И завтра еще предстоит.
Мы в этом городке уже в третий раз. Не сказать, что он вообще чем-то выделяется, но что-то спокойное и располагающее к прогулкам тут есть. Пока не случается вечер пятницы и местная молодежь не выползает на улицы под воздействием огненной воды.


Хантер

Цесис.

Сильно за полночь мы въехали в городок Цесис, чтобы найти гостиницу где переночевать. С переночевать там не случилось, зато случились какие-то страшные грунтовые дороги, темный лес и пара запертых на амбарные замки отелей на заборах которых не хватало разве что человечьих черепов. А еще случился сам город. И он в темноте был очарователен.
Неширокие, извилистые улочки, свет фонарей, старинные и не очень здания все как один невысокие. Хотелось остановиться и погулять, но дорога вытянула все силы и мы вернувшись на рижскую трассу уже около четырех утра нашли ночлег в очередном загадочном отельчике, на въезде в который располагалась цветущая яблоня и натурально трехголовый Змей-Горыныч.
Утром мы еще диплодока в зарослях обнаружили и огромного рыжего кота, который показал Ксюше все окрестности, проведя ее за собой, но не подпуская ближе чем на расстояние вытянутой руки.
Солнце не встало, пошел мелкий противный дождик и со стороны Балтики пришли холода. Кофе изрядно вылитый в глотки не помогал и было принято радикальное решение ехать дальше. Мы загрузились, завелись и...
Машина дернувшись отказалась ехать.
Я проклял всех олимпийских жителей, холода, японцев с их япономамой, и помянув девушек с заниженной социальной ответственностью, осведомился у хозяйки отеля, нет ли тут сервиса неподалеку. Сервис был, и уже через час мы уже сидя в эвакуаторе снова въезжали в так понравившийся нам Цесис. Юрис, брутальный латыш вызвавшийся нам помочь с лечением авто, предложил подменную машину за 20 евро, и мы не раздумывая согласились. А так как судьба тойоты, да и вообще всей поездки была неясна, - мы отправились осматривать город.



Read more...Collapse )

Як-52

Балтийское небо.

Да простят меня Чуковской и Венгеров за столь вольное обращение с этим названием, но лучше я придумать мог и хотел.

Мне тут некоторое время назад повезло прокатиться в качестве пассажира над Финским заливом. А раньше как-то не случалось залетать дальше Петергофа. Гражданскую авиацию в счет не беру, на борту "бобика" или "эрбаса" все-таки все по другому. Словом, как-то утром позвонил инструктор и позвал прокатиться на двухмоторном пайпере Seneca. Аппарат крупный, шестиместный. Это не привычные мне СЛА. И тут даже покатушником полетать было интересно. Разумеется не раздумывая выдвинулись, захватив компанию друзей.
Приехав на аэродром пришлось какое-то время выждать из-за достаточно жесткой термички и боковика в 90°. К моменту вылета солнышко уже начало клониться к горизонту и окрасило землю нежным светом закатных лучей. Пайпер плавно и спокойно оторвался от земли пробежав положенное расстояние и ушел в набор высоты.
Куда летим для меня было секретом. И я очень обрадовался, когда понял. Пролететь над островом Котлин, над Кронштадтом, над фортами и аэродромом "Бычье поле", мне всегда очень хотелось. Но на тренировочных полетах совершенно не до этого. А тут - сидишь себе паксом с фотоаппаратом в цепких лапах и наслаждаешься полетом, не забывая щелкать все вокруг.
Не буду утомлять текстом во "многобукав" и просто поделюсь красивыми видами предвечерней Балтики, изредка поясняя ху из ху.
От винта!

Read more...Collapse )

Хантер

Весеннее.

Утро.
Сварил хороший кофе.
(Да, я до сей поры убеждён что "оно", - это лишь нетонущая субстанция и Министерство образования).
Вышел покурить. На улице похмельная весна вылакала весь рассол и даже с  лужами покончила. Солнышко шпарит, люди окрыленные мимо пролетают.
Вышел рыжий сосед, здоровый детина лет сорока с копейками. Лицо упрямое и сердитое как будто фрицев мочить собрался. Поковырялся в своём "Мегане" (это Рено такой) с гордой надписью "На Берлин", и достал машинку а-ля внедорожник на пульте управления. Достал и давай шпарить по тротуарам и газонам. А лицо серьёзное, сосредоточеное.
Минут пять гонял.
Потом улыбнулся как-то по детски, машинку убрал в авто на заднее сиденье, завёлся и уехал.
А я докурил, и пошёл ещё кофе сварить. Да и Кс будить пора.
Утро же.
Хантер

Ленинградская

Я сидел в небольшой, но ежедневно образовывающейся пробке между Прочечным и Верхним Лебяжьим мостами. Из динамиков испаноязычный голос скороговоркой пропевал окончание старой песни Tango Negro - "борокото-борокото-борокото-ча-ча!". У Летнего сада днем было совсем немного людей, хотя солнце уже пригревало совсем по весеннему, а ветерок был совсем невесомым. Набережная тоже была полупустая. Мимо меня поочередно прошли только две парочки. Шли медленно, в обнимку, тесно прижимаясь друг к дружке. Молодые люди были военнослужащими, девушки были нарядными, но не броско. Ничего пошлого или режущего взгляд. Форма и пальто, все очень прилично.
Уже Александр Феликсович вслед за умолкнувшими латиноамериканцами завел песню Вертинского о бананово-лимонном Сингапуре. Я продвинулся еще на несколько метров, поставил машину на нейтралку и задумчиво проводил взглядом военных с девушками. Затем посмотрел на Петропавловскую крепость, скользнул взглядом по Стрелке предпочитая не замечать вдали небоскреб. И не заметил. Куда-то он запропастился. А может и не было его там в тот миг.
Течение гнало по Неве редкие льдины, людей было подозрительно мало, вовсю светило солнце. А ветер в открытое окно неожиданно пахнул весенним Ленинградом. Если бы еще не эти пробки...
Потом зажегся зеленый свет и я встряхнув головой вырвался на просторную дорогу Дворцовой набережной. Когда Ф.Скляр закончил машина уже ехала по мосту в сторону Васильевского остров, а колонки секунду помолчав выдали мне Рио-Риту.